London: The Pursuit of Happyness

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » London: The Pursuit of Happyness » анкеты; » "-Ты невозможен! -Я бы сказал, что я маловероятен" (с)


"-Ты невозможен! -Я бы сказал, что я маловероятен" (с)

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

1. Имя персонажа.
Alexandr Sterling | Александр Стерлинг
2. Возраст.
18 августа 1988
3. Краткая информация.
Лекс - человек настроения. Он живет одним днем. И то, каким будет этот день, целиком и полностью зависит от того, в каком настроении парень проснулся.
Он без ума от своей работы. Постоянно в движении, что-то делает, куда-то звонит, о чем-то договаривается. Предпочитает всего добиваться сам. Еще после окончания школы уехал из отчего дома, поэтому привык всего добиваться сам. Амбицеозен, трудолюбив. Зачастую завышает планку в своих целях и желаниях, но всегда добивается своего.
Стерлинг очень упрям и своенравен, никогда не поступится своими принципами. По натуре лидер. У него острый и расчетливый ум. Он очень тверд в своих намерениях, готов идти по головам к своей цели.
Прямолинейный. Всегда очень сдержан и учтив. Улыбка с лица никогда не сходит. Голос всегда спокойный, ни малейшего намека на раздраженность, даже если внутри у парня все кипит от злости.
Алекс знает себе цену, и уверен в себе, но в то же время очень критичен к своей персоне и требователен. Вообще привык требовать от себя и от окружающих как можно больше. Живет под девизом "Бери от жизни все."
Сначала вам может показаться, что он - очередной напыщенный, самодовольный богатей, но это лишь на первый взгляд.
Он очень дружелюбен, имеет огромное количество друзей и обожает новые знакомства. Стоит вам познакомиться с ним поближе, то первое впечатление сразу сглаживается и вашему взору предстает совершенно адекватный молодой человек.
Галантный, образованный, начитанный, он безнадежно влюблен в жизнь и буквально излучает тепло. Всегда в центре всех событий. Душа компании. Оптимистичный, любит повеселиться. Обаятельный и харизматичный, он притягивает к себе людей.
Александр никогда не был обделен вниманием противоположного пола. Но никогда и не гонялся за ним. После неудачи на любовном поприще, еще в школе курсе, не позволял себе близких и долговременных отношений. Отношения на пару недель его совершенно устраивают, а попытки девушек прибрать его к рукам на постоянной основе, сразу же терпели фиаско и девушки отправлялись восвояси. Афишировать отношения Стерлинг не любил, но на каждом светском мероприятии появлялся в компании какой-нибудь новой протеже.
Но вот на свое 20-ое день рождения он встретил Мередит. Девушку, которая с ног на голову перевернула весь его мир. Мисс Мейсон заставила парня поверить в то, что не только он может управлять ситуацией и людьми. Они жили вместе порядка двух недель, пока Мери гостила в Лондоне. А потом... прощание, холодный поцелуй на щеке, конец.
Романтичен и раним в душе, но пытается зарыть эти качества в себе как можно дальше.
Страсти: машины, деньги, светские вечера.


4. Связь с вами.
Никуда не денусь.
5. Ключ.
Верно.
6. Пробный пост.
Не менее 15 полных строк.
Алекса часто спрашивают: помнит ли он, как впервые сел за руль своей Шеви, с чего все началось?
Конечно, он помнит. Первый опыт с ней, это как первый сексуальный опыт - не забудешь никогда. Ощущения колоссальные.
Гордону шестнадцать. Вроде и не возраст вовсе, но для Алекса это число стало этапом перехода в новую, взрослую жизнь. Его уже не интересуют ни войнушки, ни глупые компьютерные игры, ни школьные дискотеки. Первая драка, первый секс, первая настоящая пьянка... Все уже позади. Теперь он стал осознавать себя как мужчину. И игрушки нужны теперь настоящие. Поэтому не сложно догадаться, какой восторг у парня вызвал подарок отца. Chevrolet Corvette. Левитт мечтал об этой малышке с пеленок. Он уже получил права и отец даже позволял ему иногда водить свой дорогущий Мерс. Но, конечно, Алексу было мало этого ничтожного часа катания вокруг дома. И вот... Однажды вечером, Гордон старший, вернувшись с работы подозвал сына, серьезным тоном приказал сыну сесть в машину, "Мне надо что-то тебе показать". Парень озадаченно переглянулся с матерью, и, пожав плечами, уселся на пассажирское сидение. После получаса езды, папаша остановился у какого-то заброшенного завода. Они вышли. А вот и она. Его Шеви.
Ричард уезжает, всучив в руку ключ и, оставив сына наедине со своей мечтой. Пол часа Алекс с замиранием сердца лицезрел свою малышку и даже не решался дотронуться. Но вот сделан шаг, два... Гордон медленно провел рукой по ее гладким идеальным формам. Открыл дверь. И медленно. аккуратно сел на главное сидение. Сердце колотилось как бешеное, а Алекс боялся даже вздохнуть. Эта машина, будто была создана для него. Сидение автоматически отодвинулось, и приподнялось чуть-чуть вверх, словно определяя точный рост водителя. Поворот ключа, всего лишь пол оборота, и машина тихонько заурчала. Левитт растянулся в довольной улыбке. Шеви была практически девушкой, которая боготворила своего хозяина, и могла стерпеть все его заморочки. Отпустить сцепление. И легонько надавить на педаль газа. Шевроле резко рванула с места. Из колонок вырвался тяжелый рок.
Как настоящий гонщик...- ухмыльнулся сам себе Гордон.
На спидометре 180...190...200... Алекс выехал на какую-то трассу. Все проносится мимо: деревья, поля, дорога. Он будто парит над землей. Ощущения непередаваемые.
Приехал домой Ал только под утро. Резко затормозил. Колеса приятно скрипнули. Левитт обмяк на сиденье. Блаженная улыбка на лице, глаза горят, адреналин внутри закипает.
С этого момента он уже точно знал, с чем будет связана его жизнь...

0

2

© МОЙ ДЕВИЗ ПО ЖИЗНИ :  «  здесь пишем цитату или статус, которыми живет ваш персонаж»

http://s2.ipicture.ru/uploads/20131110/L51gc1qj.jpg


Josh Hartnett → Джош Хартнетт

Matthew Hill – Мэттью Хилл


друзья меня называют: Мэтти



Дата рождения :
28 y.o. 17.12.1984
Место рождения :
Палм-Спринг, Калифорния, США
Ориентация :
Гетеро
Семейное положение :
Помолвлен
• Я работаю в Newsweek, на должности :
заместитель главного редактора

МОЙ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ПОРТРЕТ

МОИ ПЛЮСЫ

МОИ МИНУСЫ









МОЙ ХАРАКТЕР

Общее описание вашего характера, не менее 10 строчек.  Советуем только не увлекаться и не забывать, что прописанные черты характера должны иметь под собой логическое основание, а также, неплохо бы еще и практическую надобность (не пишите о склонности к депрессии, если  депрессовать не собираетесь и т.д.). По нынешним временам, Мери и Мартины-Сью - не в тренде.

МОЙ ЖИЗНЕННЫЙ ПУТЬ

Лунный свет застенчиво пробивался сквозь жалюзи. В палате стояла невыносимая духота. Молодая девушка полулежала на больничной койке, укутанная по горло одеялом. Пот, не переставая, стекал по её мраморному лицу. По временам все оно искажалось от боли и муки; но уже через пару минут снова разглаживалось и смягчалось. Оставалось лишь выражение глубокой тоски; мученического смирения. Её левую руку крепко сжимал в ладони мужчина. Он сидел на стуле, рядом с кроватью, и тихонько шептал "Все будет хорошо... Я с тобой... И Мэтти с тобой... Ты же не можешь теперь оставить нас... Родная, помнишь, как ты хотела сына... Все будет хорошо... Хорошо... ", слегка покачиваясь. Его тревожный взгляд перебегал от жены к новорожденному сыну, мирно сопящему в пеленках, в другой руке отца, и обратно. Глава семьи медленно засыпал, убаюкиваемый собственным шепотом и усталостью от пережитой ночи; самой счастливой и самой ужасной ночи в его жизни. Младенец робко ворочался у него в руках и, сначала несмело, но все увеличивая напряжение голоса, протяжно закричал. Вдруг девушка очнулась и, заметавшись по кровати, стала звать сына. Мужчина проснулся от ужаса и, быстро переложив сына в колыбельку, бросился в коридор. Послышался топот десятка ног и в палате запестрели белые халаты. Они разлетались вокруг кровати; туда и обратно; вверх и вниз; как огромные крылья экзотических бабочек. Ребенок тянулся к ним ручками, позабыв о своих слезах и не слыша ничего вокруг, тянулся к ним душой и всем своим существом. А они то приближались к его крохотным ладошкам, то снова порхали где-то далеко-далеко; бабочки словно играли с ним в забавную игру, пока врачи пытались привести в чувство его мать. Отец, забыв про сына, смотрел на лицо жены и судорожно сжимал ее руку. По лицу его текли слезли, а в глазах читалось отчаяние.
Зацепив пальчиками крыло одной бабочки, малыш громко завизжал от восторга.

Это был Мэттью Хилл. И так началась его история; в небольшой районной больнице в ночь на 17 декабря 1984 года.
История эта, надо сказать, ничем особо не примечательна. Она не смахивает на приключенческий роман, фантастическую повесть или дешевый детектив. Все, что вы найдете в ней – это любовь. Любовь длинною в жизнь. Но к этому мы еще вернемся…
Мэттью Хилл был обычным ребенком. Мать его, Маргарет Хилл (здесь стоит отметить, что в ту тяжелую ночь врачи все же смогли вернуть её к жизни), была девушкой тридцати лет, работала учителем младших классов; 32-хлетний отец, Уолтер Хилл, - терапевтом, в той самой районной больнице. У них была небольшая квартирка на окраине города, зарплаты не выше прожиточного минимума, среднестатистические запросы и добрые сердца. Все, о чем они мечтали – это ребенок. Но годы шли, а мечта все никак не сбывалась. И вот, спустя 5 лет попыток и отчаяний, Маргарет вернулась домой после планового похода к врачу со счастливым известием. Но вернемся к малышу Мэтти… Рос он, как богатыри в старых русских народных сказках, не по дням, а по часам; был крепким, здоровым и полным энергии. Окруженный с пеленок заботой и вниманием, мальчик превратился в доброго и воспитанного подростка. От родителей он перенял интеллигентность и сдержанность; живой ум и тягу к знаниям. Мэттью хорошо учился, стремился во всем быть первым и воспринимал информацию на лету. Он рано стал самостоятельным; с четырнадцати лет стал подрабатывать разносчиком газет; в шестнадцать – помогал маме в школе. Хиллу никогда не сиделось на месте; его тянуло все неизвестное, неувиденное. Он мечтал стать путешественником: мореплавателем; геологом; альпинистом… Но родители запретили; как-никак единственный ребенок. Так Мэттью никуда и не уехал. Поступил в Калифорнийский университет на журфак, снял квартиру неподалеку и навещал родителей на выходных. Факультет выбрался сам собой; из-за тяги к фотографии и писательству. Первым он увлекся еще в младших классах. Родители подарили сыну на день рождения дешевенький фотоаппарат; отвели в музей экзотических бабочек; и он стал щелкать все подряд; завороженный и обезумевший от красоты.
На факультете Мэтти очень любили; за ненадменность и улыбку; словно старый фонарщик пошел зажигать фонари на улице имени Андерсена; тяжелые, закопченные, из чугуна; на лесенке, маленьким факелом; цивилизация в средние века. Он умел расположить к себе практически любого; поддержать в трудную минуту; помочь с контрольной или просто быть рядом. Он умел рассмешить даже тогда, когда нестерпимо хочется плакать. Мэттью был молод и красив; отлично сложен; начитан и скромен. Высокий, темноволосый; яркий, как фламандский натюрморт; черные брови, губы вишневые, глаза темно-карие, горький шоколад с апельсином; и густые, черные, бархатные, поглощающие свет солнца ресницы. Он умел очаровывать девушек, но никогда этим особо не пользовался. Нет, подруги у него были; хотя ни одна не проникала в его сердце надолго. Но он верил и ждал; знал, что однажды встретит её, одну единственную. И это произошло…
Ему было 27. Он давно закончил университет, и уже около семи лет работал журналистом в еженедельном новостном журнале Newsweek. Жизнь текла в размеренном русле; Мэттью наслаждался своей работой, с удовольствием вставал чуть на рассвете и сидел на работе пока не выгонят. На выходных по-прежнему навещал родителей или выбирался с друзьями на природу. Но в один ясный, как синий цвет, летний день все переменилось. Это была пятница; 4 июля 2012 года. Хилл поехал в университет; навестить своего преподавателя, с которым у них сложились очень теплые отношения. Но до кабинета профессора он так и не дошел; по дороге он заглянул; просто бросил взгляд; в хореографический класс. Дверь была приоткрыта и все, что он успел заметить это волшебные взмахи темных густых кудрей. Он замер как вкопанный и приник к двери. Танцовщица приковала все его внимание; словно душу вынула. Сердце его, казалось бьется в такт ее то ускоряющимся, то успокаивающимся движениям. Он незаметно прошмыгнул в зал и уселся на скамейке в самом темном углу зала. Никто не видел его; и он не замечал никого; кроме неё. Она была как весна; яркая и цветущая; тонкая и хрупкая; босиком; тонкое-тонкое, словно карандашом рисованное лицо; карие глаза с орех; и много-много волос – целая шапка; шоколадных, с золотом. Улыбается еле-еле; так начинает распускаться листва; и движется, движется; порхает, летает, кружится. И Мэттью завораживали эти движения, как полет бабочки. Так он просидел до конца занятия, и только тогда опомнился, что не должен здесь быть; что могут подойти, спросить; кто он и зачем. И он выскользнул в дверь так же, как появился. Он не спал ночами и днями. А если спал, то видел ее белые тонкие ступни, невероятно гибкие, словно ива. Он не ел и не пил; все валилось из рук; и он только и делал, что проклинал себя за нерешительность.
Но судьба дала ему еще один шанс. Изнывающий в своих мучениях, Хилл отправился к другу; излить душу. Друг работал в обувном магазине и каждую женщину воспринимал как потенциальную жертву своих чар. А, надо сказать, что-что, а очаровывать он умел. И, следовательно, вместо того, чтобы поддержать друга, он просто махнул рукой в зал; мол, нельзя зацикливаться на одной девушке, когда их погляди сколько хорошеньких; взять хотя бы вот ту брюнетку, у витрины. Сам того не зная, Люк указал другу прямо на ту танцовщицу из университета. Мэтти, не помня себя от радости, помчался в зал; чтобы на этот раз уж точно её не упустить. Она разглядывала туфли; черные, на красной подошве. Еле дыша, он не то спрашивая, не то констатируя факт, произнес: «Тридцать семь с половиной?». Она обернулась и улыбнулась, глядя ему в глаза, словно поняла, какую власть приобрела над бедным парнем с темно-карими глазами; заглянула в душу, как за портьеру.
Так их окатило любовью. Страстной, чувственной, нежной, всепоглощающей. Мир перестал для них существовать. Они проводили вместе каждую свободную минуту; танцевали босиком; читали газеты; занимались сексом. Ни разу в жизни, ни он, ни она не были настолько счастливы. И единственное, чего они хотели, - чтобы это никогда не кончалось. Но прошло три месяца, и она исчезла. Просто оставила его; уехала в Нью-Йорк. И жизнь для него рухнула…
Наши дни.
На улице все еще тепло и солнечно, хотя календарь уже извещает нас о наступлении ноября. Прошел ровно год с того самого дня, когда Она уехала. Мэтти наконец добился повышения; помог родителям перебраться в квартиру поближе к центру и собирается сделать предложение своей девушке. 

МОЙ ПРОБНЫЙ ПОСТ

ЗДЕСЬ ПРИМЕР МОЕГО ВДОХНОВЕНИЯ

1 сентября. День знаний. Кажется, такой далекий от 23-летнего молодого человека праздник. Но нет, для такого молодого человека, как Алекс, этот день очень важен. Ведь от того, как он пройдет, зависит вся его карьера. Чуть что-то пойдет не так и все - собирай вещички и ищи другую работу. Любая мелочь может испортить жизнь. Декорации, свет, музыка... В конце концов, сами студенты.
Стерлинг занимался организацией данного праздника все лето. Нанял самых лучших декораторов; договорился с самыми популярными исполнителями; подобрал адекватного ведущего. Все должно было быть по высшему разряду. Промахов быть не может. Поэтому каждой деталью он занимался лично. Спал лишь по нескольку часов в день и буквально сидел на успокоительных. В этом году все шло из рук вон плохо. Ведущие отказывались один за другим; как по договоренности с ними, все группы разъезжали по турам. Нервов оставалось все меньше, а запросов у звездных героев все больше. Но связи делают свое дело, и Александр нашел-таки то, что искал. Не пьющего и не болтающего лишнее артиста и пару-тройку знаменитостей мирового масштаба, отложивших дела ради выступления в нашумевшем клубе. Как говорится: сначала ты работаешь на имидж, а потом имидж работает на тебя.
И вот торжественный день настал. Алекс не спал уже больше двух суток. Кофе бурлило в нем как бурный речной поток; пульс отбивался в каждой клеточке тела; голова гудела. Кажется, стоит ему присесть и все - будет не разбудить. Но впереди еще встреча гостей и целая ночь наблюдения за напившимися студентиками. Главное, утихомирить всех вовремя, иначе, скандала не избежать. И увольнения тоже. Вся его жизнь в этот вечер висит на волоске.
Алекс закрыл дверь своего кабинета и чуть ли ни бегом направился к входу. Секретарша успела лишь прокричать его имя; убегавшей спине. Стерлинг торопливо вернулся обратно, к ее столу и уставился на девушку раздраженным и удивленным взглядом.
- Алекс, ты себя в зеркало видел? - заботливо и робко, приподнимаясь из-за стола, проговорила Джессика и подошла к начальнику. Парень непонятливо уставился на собеседницу. Кажется, все, что не относилось к злосчастному "Дню знаний" просто не проходило фейс-контроль в его голову. Секретарша понимающе улыбнулась и, не говоря ни слова, принялась заправлять рубашку в штаны Стерлинга. Только тут до него дошло, что ведь он и правда о своем внешнем виде думал в последнюю очередь. Волосы взлохмачены, рубашка выбивается из-под пиджака и пояса штанов, лицо опухшее. Черт, хорошо, что о нем есть кому подумать.
- Ну вот. Осталось только умыться и ты снова в полном порядке. - пригладив непослушные волосы Александра расческой, бодро отрекомендовала Джессика. Начальник лишь коротко кивнул и уже снова сорвался с места, но опомнился.
- Джесс... Спасибо. - не подходя к столу, лишь обернувшись, улыбнулся одними глазами, извиняясь и благодаря одновременно. Хотелось добавить что-то еще. Что-то значительное, но не обязывающее.
- Алекс. Я знаю. - резко остановив его замешкавшееся молчание. И все, что было однажды ночью, в его кабинете, снова вспомнилось на мгновенье и тут же исчезло. Беги.
И он убежал.
Влил в себя очередную порцию кофе и почти целый час прождал вместе с секьюрити на входе приезда знаменитых гостей. Потом бегал по клубу, выполняя их просьбы, размещал их и чуть ли ни ножки целовал. Черт побери, каким бы крутым ты ни был в своем мире, кумиров миллионов людей придется уважать. Насколько бы наглыми они ни были.
Лишь в два часа ночи Алекс смог вздохнуть более менее спокойно. Звездные личности рассажены по гримеркам, указания розданы, время распланировано. Можно пойти проконтролировать ситуацию в зале. Настроение Стерлинга заметно повысилось и он, изрядно воодушевленный, прошествовал к танцполу, то и дело пожимая по пути руки, раздавая приветливые улыбки и радость по поводу того, что тот или иной человек соизволил придти.
- О, боже! И почему же ты один?! - услышал молодой человек позади себя иронично громкий и удивленный голос друга. Нейтан откровенно стебался. Конечно, ему прекрасно было известно, что этот вопрос сегодня бьет все рекорды по частоте задавания: и не удивительно - Александр Стерлинг, один из самых известных ловеласов города, явился на такое грандиозное мероприятие один.
Алекс в голос рассмеялся и состроил жалобную гримассу.
- Ну хоть ты избавь меня от этого, Нейт.
- Нет, знаешь, ты, между прочим, совершенно правильно поступил, что пришел один. Я искренне завидую тебе в этом плане, чувак. Тут сегодня такое огромное количество сексуальных куколок, что просто зубы сводит. Ну, ты меня понимаешь. Ты посмотри хотя бы вон на ту... - и Барнат указал другу на девушку за барной стойкой, в коротких обтягивающих джинсовых шортиках и ярком розовом топе в звездах. Она выписывала телом забавные движения в такт музыке, подражая ребятам из "Грязных танцев". - Только посмотри, какие ножки под этими шортиками, а как она двигается...
Нейтан продолжал перечислять несомненные достоинства худенькой студенточки, но его слова больше не долетали до Алекса. Все его внимание было теперь сосредоточено в другом месте. Совсем рядом с этой хорошенькой девчушкой, но не на ней. А зря...

МОИ ПЕРСОНАЛЬНЫЕ ДАННЫЕ

МЕНЯ ЗОВУТ :

СВЯЗЬ СО МНОЙ :

УЗНАЛ(А) О ВАС :

Максим

OliverJ@yandex.ru

меня нашли

0

3

©   Я ИЩУ: подругу aka будущую бывшую

http://25.media.tumblr.com/e0fe50ad8762f6706bf3f2acf193e096/tumblr_mg2j3gYMso1qi82vgo1_500.gif

ИМЯ ПЕРСОНАЖА :

ВОЗРАСТ :

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ :

Не принципиально только без фанатизма

26-27 лет

Организатор выставок или что-то подобное

КРАТКО О ПЕРСОНАЖЕ

текстттттттттт текст текст текст текст тексттекст текст текст текст текст
текст текст текст текст тексттекст текст текст текст текст

ИСТОРИЯ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ

Представьте, что на одной из организованных вами выставок вы встретили мужчину. Точнее, заметили. Потому что он вас - нет. Подойти и заговорить первой, конечно, не в ваших правилах; поэтому вы просто дали ему уйти. Уйти из зала, но не из вашего сердца. Он снится вам; мерещится на улицах и вы просто одержимы его поисками.
А теперь представьте, как однажды встречаете его снова. Но он не один - он с вашей лучшей подругой. Она не такая, как вы - полная противоположность: смелая, эксцентричная, дерзкая. И что вам остается делать, глядя на их счастливые лица? Ждать; лелеять мечту, что когда-нибудь их счастье рухнет; или же приложить к этому руку? Конечно, последнее. Ваша подруга уезжает на год в Нью-Йорк и просит вас передать этому мужчине письмо. Как мы можем догадаться, оно до адресата не доходит. Более того, вы находите своего благоверного и помогаете ему отвлечься от горя и тоски и, мало-помалу, он привыкает к вам и даже думает на вас жениться. Но что будет, если по прошествии года бывшие влюбленные встретятся? Узнают ли они о вашей роли в случившемся?

Был отменный декабрьский день. Среди всех гостей на выставке ты заметила мужчину. Весь вечер он неспешно прохаживался от картины к картине и ни с кем не общался. Тебе было больно видеть его таким одиноким и грустным; и тыы, пересилив себя, заговорила с ним...
Вы встречались день за днем. С каждой встречей он выглядел все более оживленным и жизнерадостным. Он благодарил тебя за то, что вернула ему желание жить. Ваши дружеские встречи постепенно превратились в свидания. Вас называли прекрасной парой; и, кажется, никто уже не мог назвать его имя, не упоминая твоего. Вы знали друг о друге все. Но он никогда не рассказывал тебе, что было с ним год назад, когда вы встретились. Хотя рассказывать было и ненужно - ты была осведомлена не хуже его, ведь ты сама помогла этому случиться.

ВАШИ ТРЕБОВАНИЯ, ПОЖЕЛАНИЯ

Вздумалось однажды двоим ненормальным отыграть сюжет фильма "Одержимость". И вот - мы в поисках жертвы). Было бы замечательно, если бы вы были знакомы и любили бы его также как мы с этим фильмом. Но это совсем необязательно)
При себе необходимо иметь: желание играть и улыбку)

МОЙ  ПОСТ ДЛЯ ВАС

МОЙ ПОСТ

1 сентября. День знаний. Кажется, такой далекий от 23-летнего молодого человека праздник. Но нет, для такого молодого человека, как Алекс, этот день очень важен. Ведь от того, как он пройдет, зависит вся его карьера. Чуть что-то пойдет не так и все - собирай вещички и ищи другую работу. Любая мелочь может испортить жизнь. Декорации, свет, музыка... В конце концов, сами студенты.
Стерлинг занимался организацией данного праздника все лето. Нанял самых лучших декораторов; договорился с самыми популярными исполнителями; подобрал адекватного ведущего. Все должно было быть по высшему разряду. Промахов быть не может. Поэтому каждой деталью он занимался лично. Спал лишь по нескольку часов в день и буквально сидел на успокоительных. В этом году все шло из рук вон плохо. Ведущие отказывались один за другим; как по договоренности с ними, все группы разъезжали по турам. Нервов оставалось все меньше, а запросов у звездных героев все больше. Но связи делают свое дело, и Александр нашел-таки то, что искал. Не пьющего и не болтающего лишнее артиста и пару-тройку знаменитостей мирового масштаба, отложивших дела ради выступления в нашумевшем клубе. Как говорится: сначала ты работаешь на имидж, а потом имидж работает на тебя.
И вот торжественный день настал. Алекс не спал уже больше двух суток. Кофе бурлило в нем как бурный речной поток; пульс отбивался в каждой клеточке тела; голова гудела. Кажется, стоит ему присесть и все - будет не разбудить. Но впереди еще встреча гостей и целая ночь наблюдения за напившимися студентиками. Главное, утихомирить всех вовремя, иначе, скандала не избежать. И увольнения тоже. Вся его жизнь в этот вечер висит на волоске.
Алекс закрыл дверь своего кабинета и чуть ли ни бегом направился к входу. Секретарша успела лишь прокричать его имя; убегавшей спине. Стерлинг торопливо вернулся обратно, к ее столу и уставился на девушку раздраженным и удивленным взглядом.
- Алекс, ты себя в зеркало видел? - заботливо и робко, приподнимаясь из-за стола, проговорила Джессика и подошла к начальнику. Парень непонятливо уставился на собеседницу. Кажется, все, что не относилось к злосчастному "Дню знаний" просто не проходило фейс-контроль в его голову. Секретарша понимающе улыбнулась и, не говоря ни слова, принялась заправлять рубашку в штаны Стерлинга. Только тут до него дошло, что ведь он и правда о своем внешнем виде думал в последнюю очередь. Волосы взлохмачены, рубашка выбивается из-под пиджака и пояса штанов, лицо опухшее. Черт, хорошо, что о нем есть кому подумать.
- Ну вот. Осталось только умыться и ты снова в полном порядке. - пригладив непослушные волосы Александра расческой, бодро отрекомендовала Джессика. Начальник лишь коротко кивнул и уже снова сорвался с места, но опомнился.
- Джесс... Спасибо. - не подходя к столу, лишь обернувшись, улыбнулся одними глазами, извиняясь и благодаря одновременно. Хотелось добавить что-то еще. Что-то значительное, но не обязывающее.
- Алекс. Я знаю. - резко остановив его замешкавшееся молчание. И все, что было однажды ночью, в его кабинете, снова вспомнилось на мгновенье и тут же исчезло. Беги.
И он убежал.
Влил в себя очередную порцию кофе и почти целый час прождал вместе с секьюрити на входе приезда знаменитых гостей. Потом бегал по клубу, выполняя их просьбы, размещал их и чуть ли ни ножки целовал. Черт побери, каким бы крутым ты ни был в своем мире, кумиров миллионов людей придется уважать. Насколько бы наглыми они ни были.
Лишь в два часа ночи Алекс смог вздохнуть более менее спокойно. Звездные личности рассажены по гримеркам, указания розданы, время распланировано. Можно пойти проконтролировать ситуацию в зале. Настроение Стерлинга заметно повысилось и он, изрядно воодушевленный, прошествовал к танцполу, то и дело пожимая по пути руки, раздавая приветливые улыбки и радость по поводу того, что тот или иной человек соизволил придти.
- О, боже! И почему же ты один?! - услышал молодой человек позади себя иронично громкий и удивленный голос друга. Нейтан откровенно стебался. Конечно, ему прекрасно было известно, что этот вопрос сегодня бьет все рекорды по частоте задавания: и не удивительно - Александр Стерлинг, один из самых известных ловеласов города, явился на такое грандиозное мероприятие один.
Алекс в голос рассмеялся и состроил жалобную гримассу.
- Ну хоть ты избавь меня от этого, Нейт.
- Нет, знаешь, ты, между прочим, совершенно правильно поступил, что пришел один. Я искренне завидую тебе в этом плане, чувак. Тут сегодня такое огромное количество сексуальных куколок, что просто зубы сводит. Ну, ты меня понимаешь. Ты посмотри хотя бы вон на ту... - и Барнат указал другу на девушку за барной стойкой, в коротких обтягивающих джинсовых шортиках и ярком розовом топе в звездах. Она выписывала телом забавные движения в такт музыке, подражая ребятам из "Грязных танцев". - Только посмотри, какие ножки под этими шортиками, а как она двигается...
Нейтан продолжал перечислять несомненные достоинства худенькой студенточки, но его слова больше не долетали до Алекса. Все его внимание было теперь сосредоточено в другом месте. Совсем рядом с этой хорошенькой девчушкой, но не на ней. А зря...

СО МНОЙ МОЖНО СВЯЗАТЬСЯ

icq - OliverJ@yandex.ru

0

4

http://24.media.tumblr.com/tumblr_mba88e0zd91qdqw3ro8_r1_250.gif
Adam Levine

Christian Garner | Кристиан Гарнер


http://s5.uploads.ru/zVE0r.pngцитата, которая может описать вашего персонажа


http://s5.uploads.ru/Ebo6Z.png 17.12.1980, 32 y.o., hetero
http://s5.uploads.ru/Q4Ipf.png Philadelphia, USA
http://s4.uploads.ru/YLMHh.png Преподаватель английской литературы
http://s4.uploads.ru/91FDG.png Университет Пенсильвании, школа искусства и науки
http://s4.uploads.ru/dWZuL.png Холост


CHAPTER I

Life is too important to be taken seriously.


Лунный свет застенчиво пробивался сквозь жалюзи. В палате стояла невыносимая духота. Молодая девушка полулежала на больничной койке, укутанная по горло одеялом. Пот, не переставая, стекал по её мраморному лицу. По временам все оно искажалось от боли и муки; но уже через пару минут снова разглаживалось и смягчалось. Оставалось лишь выражение глубокой тоски; мученического смирения. Её левую руку крепко сжимал в ладони мужчина. Он сидел на стуле, рядом с кроватью, и тихонько шептал "Все будет хорошо... Я с тобой... И Кристиан с тобой... Ты же не можешь теперь оставить нас... Родная, помнишь, как ты хотела сына... Все будет хорошо... Хорошо... ", слегка покачиваясь. Его тревожный взгляд перебегал от жены к новорожденному сыну, мирно сопящему в пеленках, в другой руке отца, и обратно. Глава семьи медленно засыпал, убаюкиваемый собственным шепотом и усталостью от пережитой ночи; самой счастливой и самой ужасной ночи в его жизни. Младенец робко ворочался у него в руках и, сначала несмело, но все увеличивая напряжение голоса, протяжно закричал. Вдруг девушка очнулась и, заметавшись по кровати, стала звать сына. Мужчина проснулся от ужаса и, быстро переложив сына в колыбельку, бросился в коридор. Послышался топот десятка ног и в палате запестрели белые халаты. Они разлетались вокруг кровати; туда и обратно; вверх и вниз; как огромные крылья экзотических бабочек. Ребенок тянулся к ним ручками, позабыв о своих слезах и не слыша ничего вокруг, тянулся к ним душой и всем своим существом. А они то приближались к его крохотным ладошкам, то снова порхали где-то далеко-далеко; бабочки словно играли с ним в забавную игру, пока врачи пытались привести в чувство его мать. Отец, забыв про сына, смотрел на лицо жены и судорожно сжимал ее руку. По лицу его текли слезли, а в глазах читалось отчаяние.
Зацепив пальчиками крыло одной бабочки, малыш громко завизжал от восторга.

Это был Кристиан Гарнер. И так началась его история; в небольшой районной больнице в ночь на 17 декабря 1980 года.
История эта, надо сказать, ничем особо не примечательна. Она не смахивает на приключенческий роман, фантастическую повесть или дешевый детектив. Все, что вы найдете в ней – это жизнь; такую, какая она есть; без прикрас...
Кристиан Гарнер был обычным ребенком. Мать его, Маргарет Гарнер (здесь стоит отметить, что в ту тяжелую ночь врачи все же смогли вернуть её к жизни), была девушкой тридцати лет, работала учителем младших классов; 32-хлетний отец, Уолтер Гарнер, - терапевтом, в той самой районной больнице. У них была небольшая квартирка на окраине города, зарплаты не выше прожиточного минимума, среднестатистические запросы и добрые сердца. Все, о чем они мечтали – это ребенок. Но годы шли, а мечта все никак не сбывалась. И вот, спустя 5 лет попыток и отчаяний, Маргарет вернулась домой после планового похода к врачу со счастливым известием. Но вернемся к малышу Крису… Рос он, как богатыри в старых русских народных сказках, не по дням, а по часам; был крепким, здоровым и полным энергии. Окруженный с пеленок заботой и вниманием, мальчик превратился в доброго и воспитанного подростка. От родителей он перенял интеллигентность и сдержанность; живой ум и тягу к знаниям. Мэттью хорошо учился, стремился во всем быть первым и воспринимал информацию на лету. Он рано стал самостоятельным; с четырнадцати лет стал подрабатывать разносчиком газет; в шестнадцать – помогал маме в школе. Хиллу никогда не сиделось на месте; его тянуло все неизвестное, неувиденное. Он мечтал стать путешественником: мореплавателем; геологом; альпинистом… Но родители запретили; как-никак единственный ребенок. Так Мэттью никуда и не уехал. Поступил в Калифорнийский университет на журфак, снял квартиру неподалеку и навещал родителей на выходных. Факультет выбрался сам собой; из-за тяги к фотографии и писательству. Первым он увлекся еще в младших классах. Родители подарили сыну на день рождения дешевенький фотоаппарат; отвели в музей экзотических бабочек; и он стал щелкать все подряд; завороженный и обезумевший от красоты.
На факультете Мэтти очень любили; за ненадменность и улыбку; словно старый фонарщик пошел зажигать фонари на улице имени Андерсена; тяжелые, закопченные, из чугуна; на лесенке, маленьким факелом; цивилизация в средние века. Он умел расположить к себе практически любого; поддержать в трудную минуту; помочь с контрольной или просто быть рядом. Он умел рассмешить даже тогда, когда нестерпимо хочется плакать. Мэттью был молод и красив; отлично сложен; начитан и скромен. Высокий, темноволосый; яркий, как фламандский натюрморт; черные брови, губы вишневые, глаза темно-карие, горький шоколад с апельсином; и густые, черные, бархатные, поглощающие свет солнца ресницы. Он умел очаровывать девушек, но никогда этим особо не пользовался. Нет, подруги у него были; хотя ни одна не проникала в его сердце надолго. Но он верил и ждал; знал, что однажды встретит её, одну единственную. И это произошло…
Ему было 27. Он давно закончил университет, и уже около семи лет работал журналистом в еженедельном новостном журнале Newsweek. Жизнь текла в размеренном русле; Мэттью наслаждался своей работой, с удовольствием вставал чуть на рассвете и сидел на работе пока не выгонят. На выходных по-прежнему навещал родителей или выбирался с друзьями на природу. Но в один ясный, как синий цвет, летний день все переменилось. Это была пятница; 4 июля 2012 года. Хилл поехал в университет; навестить своего преподавателя, с которым у них сложились очень теплые отношения. Но до кабинета профессора он так и не дошел; по дороге он заглянул; просто бросил взгляд; в хореографический класс. Дверь была приоткрыта и все, что он успел заметить это волшебные взмахи темных густых кудрей. Он замер как вкопанный и приник к двери. Танцовщица приковала все его внимание; словно душу вынула. Сердце его, казалось бьется в такт ее то ускоряющимся, то успокаивающимся движениям. Он незаметно прошмыгнул в зал и уселся на скамейке в самом темном углу зала. Никто не видел его; и он не замечал никого; кроме неё. Она была как весна; яркая и цветущая; тонкая и хрупкая; босиком; тонкое-тонкое, словно карандашом рисованное лицо; карие глаза с орех; и много-много волос – целая шапка; шоколадных, с золотом. Улыбается еле-еле; так начинает распускаться листва; и движется, движется; порхает, летает, кружится. И Мэттью завораживали эти движения, как полет бабочки. Так он просидел до конца занятия, и только тогда опомнился, что не должен здесь быть; что могут подойти, спросить; кто он и зачем. И он выскользнул в дверь так же, как появился. Он не спал ночами и днями. А если спал, то видел ее белые тонкие ступни, невероятно гибкие, словно ива. Он не ел и не пил; все валилось из рук; и он только и делал, что проклинал себя за нерешительность.

CHAPTER II

Being a freak and playing a freak - two big differences.


Темперамент:

Соционический тип:

Характер персонажа

CHAPTER III

Nice to meet you!


1. Johnny

2. OliverJ@yandex.ru - подходит и для icq

Свернутый текст

1 сентября. День знаний. Кажется, такой далекий от 23-летнего молодого человека праздник. Но нет, для такого молодого человека, как Алекс, этот день очень важен. Ведь от того, как он пройдет, зависит вся его карьера. Чуть что-то пойдет не так и все - собирай вещички и ищи другую работу. Любая мелочь может испортить жизнь. Декорации, свет, музыка... В конце концов, сами студенты.
Стерлинг занимался организацией данного праздника все лето. Нанял самых лучших декораторов; договорился с самыми популярными исполнителями; подобрал адекватного ведущего. Все должно было быть по высшему разряду. Промахов быть не может. Поэтому каждой деталью он занимался лично. Спал лишь по нескольку часов в день и буквально сидел на успокоительных. В этом году все шло из рук вон плохо. Ведущие отказывались один за другим; как по договоренности с ними, все группы разъезжали по турам. Нервов оставалось все меньше, а запросов у звездных героев все больше. Но связи делают свое дело, и Александр нашел-таки то, что искал. Не пьющего и не болтающего лишнее артиста и пару-тройку знаменитостей мирового масштаба, отложивших дела ради выступления в нашумевшем клубе. Как говорится: сначала ты работаешь на имидж, а потом имидж работает на тебя.
И вот торжественный день настал. Алекс не спал уже больше двух суток. Кофе бурлило в нем как бурный речной поток; пульс отбивался в каждой клеточке тела; голова гудела. Кажется, стоит ему присесть и все - будет не разбудить. Но впереди еще встреча гостей и целая ночь наблюдения за напившимися студентиками. Главное, утихомирить всех вовремя, иначе, скандала не избежать. И увольнения тоже. Вся его жизнь в этот вечер висит на волоске.
Алекс закрыл дверь своего кабинета и чуть ли ни бегом направился к входу. Секретарша успела лишь прокричать его имя; убегавшей спине. Стерлинг торопливо вернулся обратно, к ее столу и уставился на девушку раздраженным и удивленным взглядом.
- Алекс, ты себя в зеркало видел? - заботливо и робко, приподнимаясь из-за стола, проговорила Джессика и подошла к начальнику. Парень непонятливо уставился на собеседницу. Кажется, все, что не относилось к злосчастному "Дню знаний" просто не проходило фейс-контроль в его голову. Секретарша понимающе улыбнулась и, не говоря ни слова, принялась заправлять рубашку в штаны Стерлинга. Только тут до него дошло, что ведь он и правда о своем внешнем виде думал в последнюю очередь. Волосы взлохмачены, рубашка выбивается из-под пиджака и пояса штанов, лицо опухшее. Черт, хорошо, что о нем есть кому подумать.
- Ну вот. Осталось только умыться и ты снова в полном порядке. - пригладив непослушные волосы Александра расческой, бодро отрекомендовала Джессика. Начальник лишь коротко кивнул и уже снова сорвался с места, но опомнился.
- Джесс... Спасибо. - не подходя к столу, лишь обернувшись, улыбнулся одними глазами, извиняясь и благодаря одновременно. Хотелось добавить что-то еще. Что-то значительное, но не обязывающее.
- Алекс. Я знаю. - резко остановив его замешкавшееся молчание. И все, что было однажды ночью, в его кабинете, снова вспомнилось на мгновенье и тут же исчезло. Беги.
И он убежал.
Влил в себя очередную порцию кофе и почти целый час прождал вместе с секьюрити на входе приезда знаменитых гостей. Потом бегал по клубу, выполняя их просьбы, размещал их и чуть ли ни ножки целовал. Черт побери, каким бы крутым ты ни был в своем мире, кумиров миллионов людей придется уважать. Насколько бы наглыми они ни были.
Лишь в два часа ночи Алекс смог вздохнуть более менее спокойно. Звездные личности рассажены по гримеркам, указания розданы, время распланировано. Можно пойти проконтролировать ситуацию в зале. Настроение Стерлинга заметно повысилось и он, изрядно воодушевленный, прошествовал к танцполу, то и дело пожимая по пути руки, раздавая приветливые улыбки и радость по поводу того, что тот или иной человек соизволил придти.
- О, боже! И почему же ты один?! - услышал молодой человек позади себя иронично громкий и удивленный голос друга. Нейтан откровенно стебался. Конечно, ему прекрасно было известно, что этот вопрос сегодня бьет все рекорды по частоте задавания: и не удивительно - Александр Стерлинг, один из самых известных ловеласов города, явился на такое грандиозное мероприятие один.
Алекс в голос рассмеялся и состроил жалобную гримассу.
- Ну хоть ты избавь меня от этого, Нейт.
- Нет, знаешь, ты, между прочим, совершенно правильно поступил, что пришел один. Я искренне завидую тебе в этом плане, чувак. Тут сегодня такое огромное количество сексуальных куколок, что просто зубы сводит. Ну, ты меня понимаешь. Ты посмотри хотя бы вон на ту... - и Барнат указал другу на девушку за барной стойкой, в коротких обтягивающих джинсовых шортиках и ярком розовом топе в звездах. Она выписывала телом забавные движения в такт музыке, подражая ребятам из "Грязных танцев". - Только посмотри, какие ножки под этими шортиками, а как она двигается...
Нейтан продолжал перечислять несомненные достоинства худенькой студенточки, но его слова больше не долетали до Алекса. Все его внимание было теперь сосредоточено в другом месте. Совсем рядом с этой хорошенькой девчушкой, но не на ней. А зря...

0

5

http://s6.uploads.ru/elbYF.png

Моим лучшим другом является тот, кто дал мне книгу, которую я еще не читал.

Benjamin Garner
Бенджи, Бен, Би

Сегодня мы в гостях у неподражаемого Бенджамина Гарнера, который любезно согласился ответить на все наши вопросы, чтобы стать жителем Пасадены, вкусив все радости нашего пирога и получив фруктовый оргазм. Мы ведем наш репортаж из университета, где он работает преподавателем английской литературы! В последний раз 17 декабря он задул 32 свечи на торте, из которого вылезла женщина. Банановый - его любимый сироп.
http://png-2.findicons.com/files/icons/1689/splashy/16/contact_blue.png Джонни http://png.findicons.com/files/icons/2304/a0x_set5/16/proto_skype_blue_001.png skype http://png.findicons.com/files/icons/2304/a0x_set5/16/proto_icq_001.png 672948619

http://24.media.tumblr.com/tumblr_mba88e0zd91qdqw3ro8_r1_250.gifadam levine


Кто тебя такого вырастил? Расскажи о своей семье, дорогой фрукт. Может быть, у тебя есть дядя-помидор или вишенки-сестрички?

Счастье — это когда у тебя есть большая, дружная, заботливая, любящая семья в другом городе.

Семья - это то, о чем говорят с замиранием сердца. То, что согревает тебя холодными зимними вечерами. Это дом, в котором тебя всегда ждут; и принимают таким, какой ты есть.
Так думают не все; но для Бенджамина это - истина. Так его воспитали. И этим воспитанием он обязан родителям:
Маргарет Гарнер, 62 года, домохозяйка. В прошлом - учительница начальных классов. Безумно педантичная и интеллигентная женщина. Требовательная и строгая; но в то же время очень добродушная, открытая. Она излучает тепло; и, когда улыбается, словно солнышко светит во всю. А еще она в любой момент может примчаться хоть на край света лишь бы выслушать или просто узнать как дела.
Уолтер Гарнер, 65 лет, терапевт. Пусть голову его покрыла седина и спина немного ноет, в душе он все еще тридцатилетний. Спокойный, рассудительный, энергичный. С ним можно сидеть за баночкой пива и хохотать на весь двор. Ничто не может его вывести. Во всем полагается на жену.

Ты так интересно рассказываешь, милый друг! А что касается твоей истории? Уверены, у тебя очень занимательная биография.

Лунный свет застенчиво пробивался сквозь жалюзи. В палате стояла невыносимая духота. Молодая девушка полулежала на больничной койке, укутанная по горло одеялом. Пот, не переставая, стекал по её мраморному лицу. По временам все оно искажалось от боли и муки; но уже через пару минут снова разглаживалось и смягчалось. Оставалось лишь выражение глубокой тоски; мученического смирения. Её левую руку крепко сжимал в ладони мужчина. Он сидел на стуле, рядом с кроватью, и тихонько шептал "Все будет хорошо... Я с тобой... И Бенджи с тобой... Ты же не можешь теперь оставить нас... Родная, помнишь, как ты хотела сына... Все будет хорошо... Хорошо... ", слегка покачиваясь. Его тревожный взгляд перебегал от жены к новорожденному сыну, мирно сопящему в пеленках, в другой руке отца, и обратно. Глава семьи медленно засыпал, убаюкиваемый собственным шепотом и усталостью от пережитой ночи; самой счастливой и самой ужасной ночи в его жизни. Младенец робко ворочался у него в руках и, сначала несмело, но все увеличивая напряжение голоса, протяжно закричал. Вдруг девушка очнулась и, заметавшись по кровати, стала звать сына. Мужчина проснулся от ужаса и, быстро переложив сына в колыбельку, бросился в коридор. Послышался топот десятка ног и в палате запестрели белые халаты. Они разлетались вокруг кровати; туда и обратно; вверх и вниз; как огромные крылья экзотических бабочек. Ребенок тянулся к ним ручками, позабыв о своих слезах и не слыша ничего вокруг, тянулся к ним душой и всем своим существом. А они то приближались к его крохотным ладошкам, то снова порхали где-то далеко-далеко; бабочки словно играли с ним в забавную игру, пока врачи пытались привести в чувство его мать. Отец, забыв про сына, смотрел на лицо жены и судорожно сжимал ее руку. По лицу его текли слезли, а в глазах читалось отчаяние.
Зацепив пальчиками крыло одной бабочки, малыш громко завизжал от восторга.

Это был Бенджамин Гарнер. И так началась его история; в небольшой районной больнице в ночь на 17 декабря 1980 года.
История эта, надо сказать, ничем особо не примечательна. Она не смахивает на приключенческий роман, фантастическую повесть или дешевый детектив. Все, что вы найдете в ней – это жизнь; такую, какая она есть; без прикрас...
Бенджамин Гарнер был обычным ребенком. Мать его, Маргарет Гарнер (здесь стоит отметить, что в ту тяжелую ночь врачи все же смогли вернуть её к жизни), была девушкой тридцати лет, работала учителем младших классов; 32-хлетний отец, Уолтер Гарнер, - терапевтом, в той самой районной больнице. У них была небольшая квартирка на окраине города, зарплаты не выше прожиточного минимума, среднестатистические запросы и добрые сердца. Все, о чем они мечтали – это ребенок. Но годы шли, а мечта все никак не сбывалась. И вот, спустя 5 лет попыток и отчаяний, Маргарет вернулась домой после планового похода к врачу со счастливым известием. Но вернемся к малышу Бену…
Рос он, как богатыри в старых русских народных сказках, не по дням, а по часам; был крепким, здоровым и полным энергии. Окруженный с пеленок заботой и вниманием, мальчик превратился в доброго и воспитанного подростка. От родителей он перенял интеллигентность и сдержанность; живой ум и тягу к знаниям. Бенджи хорошо учился, стремился во всем быть первым и воспринимал информацию на лету. Он рано стал самостоятельным; с четырнадцати лет стал подрабатывать разносчиком газет; в шестнадцать – помогал маме в школе. Гарнеру никогда не сиделось на месте; его тянуло все неизвестное, неувиденное. Он мечтал стать путешественником: мореплавателем; геологом; альпинистом… Но родители запретили; как-никак единственный ребенок. Так Бенджамин никуда и не уехал. Поступил в университет на педагогический факультет, снял квартиру неподалеку и навещал родителей на выходных. Факультет выбрался сам собой; из-за тяги к литературе. Мама читала ему ккниги целыми днями; о далеких странах, вымышленных городах, отважных героях... Рано научился читать сам; брал все книги, что под руку попадались. В пять лет повсюду таскал с собой Набокова. В десять читал Перес-Реверте и Достоевского.
На факультете Гарнера очень любили; за ненадменность и улыбку; словно старый фонарщик пошел зажигать фонари на улице имени Андерсена; тяжелые, закопченные, из чугуна; на лесенке, маленьким факелом; цивилизация в средние века. Он умел расположить к себе практически любого; поддержать в трудную минуту; помочь с контрольной или просто быть рядом. Он умел рассмешить даже тогда, когда нестерпимо хочется плакать. Бенджи был молод и красив; отлично сложен; начитан и скромен. Высокий, темноволосый; яркий, как фламандский натюрморт; черные брови, губы вишневые, глаза темно-карие, горький шоколад с апельсином; и густые, черные, бархатные, поглощающие свет солнца ресницы. Он умел очаровывать девушек, но никогда этим особо не пользовался. Нет, подруги у него были; хотя ни одна не проникала в его сердце надолго. Но он верил и ждал. И однажды, кажется, дождался.
Ему было 26. Он давно закончил университет, и уже несколько лет работал преподавателем английской литературы. Жизнь текла в размеренном русле; Гарнер наслаждался своей работой, с удовольствием вставал чуть на рассвете и сидел на работе пока не выгонят. На выходных по-прежнему навещал родителей или выбирался с друзьями на природу. Но в один ясный, как синий цвет, летний день все переменилось. Это была пятница; 4 июля 2007 года. Бен поехал навестить своего приятеля в больнице. Но так и не попал к нему в палату. На входе в здание он столкнулся с девушкой. Стройная и высокая; прекрасная, как произведения прерафаэлитов; утонченная и солнечная; она завладела его сердцем в один момент. Казалось, счастье их будет бесконечным, до конца не то что жизни - вселенной. Практически сразу они стали вместе жить; читали одну газету на двоих, ели из одной тарелки, танцевали босые и занимались сексом где только можно... Через полтора года Гарнер сделал девушке предложение. И свадьбу назначили на 4 июля - в день знакомства. Но состояться торжеству было не дано. В один из обычных будничных дней Бенджамин, вернувший домой, нашел на столе записку. Ей предложили работу в другой стране - и это был шанс всей её жизни...
Дальнейшие годы жизни Бенджамина Гарнера мы опустим. Они были похожи скорее на черно-белое немое кино, чем на красочную захватывающую комедию. Этакий Жан Дюжарден до появления Беренис Бежо. Но на всякого мужчину находится своя Бежо...
Но это уже другая история...

Боже, мой интерес к тебе разгорается с каждой секундой! Будь так любезен, расскажи о своем характере. Дай же нам возможность полюбить тебя или возненавидеть!

Бенджамин Гарнер. Что можно рассказать об этом парне? Он явно не из тех, о ком говорят "человек настроения". Он веселый; везде и всегда: и когда нещадно палит солнце, и когда сыплет снег. Что бы ни было на душе - на лице улыбка. Он живет одним днем. Каждый день как новая жизнь. Просыпается и довольно потягивается, предвкушая радости новых суток. А удовольствие ему может принести что угодно: аромат кофе или свежего маффина; кот, уснувший в ногах; картина Сальвадора Дали; песня the Beatles; заинтересованные ученики...
Гарнер без ума от своей работы. Литература. Как много в этом слове. Он не может жить без книг. Каждую свободную минуту проводит за чтением. И его самая большая мечта - стать вдохновителем. Показать, как прекрасен мир художественного произведения. Какие просторы мысли, воображения открываются в нем! Как гениальны бывают люди! Ни что не делает Бена таким счастливым, как огонь в глазах студента. Если он смог донести эти истины пусть даже всего до одного человека, значит день прожит не зря.
Бенджамин относится к числу людей трудолюбивых и амбициозных. Предпочитает всего добиваться сам. Еще после окончания школы уехал из отчего дома, поэтому привык полагаться только на себя. Зачастую завышает планку в своих целях и желаниях, но всегда добивается своего. Он тверд в своих намерениях и установках. Очень упрям и умен.
Прямолинейный. Но никогда не лезет в чужие дела. Всегда сдержан и учтив. Голос спокойный, ни малейшего намека на раздраженность, даже если внутри у парня все кипит от злости. Хотя вывести его из себя или даже просто разозлить почти невозможно.
Бен знает себе цену, и уверен в себе, но в то же время очень критичен к своей персоне и требователен. Вообще привык требовать от себя и от окружающих как можно больше. Живет под девизом "Бери от жизни все."
Галантный, образованный, начитанный, он безнадежно влюблен в жизнь и буквально излучает тепло. Всегда в центре всех событий. Душа компании. Оптимистичный, любит повеселиться. Обаятельный и харизматичный, он притягивает к себе людей.
Бенджамин Гарнер никогда не был обделен вниманием противоположного пола. Но и не гонялся за ним. После неудачи на любовном поприще, о котором речь шла немного выше, не позволял себе близких и долговременных отношений. Связи на пару недель его совершенно устраивали, а попытки девушек прибрать его к рукам на постоянной основе, сразу же терпели фиаско. Не смотря на это, Бен, как говорится, безнадежный романтик, хотя и старается об этом забыть.

Никогда не поверю, что у такого человека совсем нет тайн. Ну же, расскажи нам о себе что-нибудь эдакое, выворачивай смелей корзину со своим грязным бельем!

Какие могут быть тайны у такого человека, как Бенджи, спросил бы любой. И оказался бы прав. Ну почти. Один секрет этого парня все же найдется. Ему тридцать два. Он уважаемый преподаватель в одном из самых известных университетов мира. И он несказанно влюблен в свою студенту.

В завершение нашей встречи мы бы хотели получить возможность оценить твои рукописи.

1 сентября. День знаний. Кажется, такой далекий от 23-летнего молодого человека праздник. Но нет, для такого молодого человека, как Алекс, этот день очень важен. Ведь от того, как он пройдет, зависит вся его карьера. Чуть что-то пойдет не так и все - собирай вещички и ищи другую работу. Любая мелочь может испортить жизнь. Декорации, свет, музыка... В конце концов, сами студенты.
Стерлинг занимался организацией данного праздника все лето. Нанял самых лучших декораторов; договорился с самыми популярными исполнителями; подобрал адекватного ведущего. Все должно было быть по высшему разряду. Промахов быть не может. Поэтому каждой деталью он занимался лично. Спал лишь по нескольку часов в день и буквально сидел на успокоительных. В этом году все шло из рук вон плохо. Ведущие отказывались один за другим; как по договоренности с ними, все группы разъезжали по турам. Нервов оставалось все меньше, а запросов у звездных героев все больше. Но связи делают свое дело, и Александр нашел-таки то, что искал. Не пьющего и не болтающего лишнее артиста и пару-тройку знаменитостей мирового масштаба, отложивших дела ради выступления в нашумевшем клубе. Как говорится: сначала ты работаешь на имидж, а потом имидж работает на тебя.
И вот торжественный день настал. Алекс не спал уже больше двух суток. Кофе бурлило в нем как бурный речной поток; пульс отбивался в каждой клеточке тела; голова гудела. Кажется, стоит ему присесть и все - будет не разбудить. Но впереди еще встреча гостей и целая ночь наблюдения за напившимися студентиками. Главное, утихомирить всех вовремя, иначе, скандала не избежать. И увольнения тоже. Вся его жизнь в этот вечер висит на волоске.
Алекс закрыл дверь своего кабинета и чуть ли ни бегом направился к входу. Секретарша успела лишь прокричать его имя; убегавшей спине. Стерлинг торопливо вернулся обратно, к ее столу и уставился на девушку раздраженным и удивленным взглядом.
- Алекс, ты себя в зеркало видел? - заботливо и робко, приподнимаясь из-за стола, проговорила Джессика и подошла к начальнику. Парень непонятливо уставился на собеседницу. Кажется, все, что не относилось к злосчастному "Дню знаний" просто не проходило фейс-контроль в его голову. Секретарша понимающе улыбнулась и, не говоря ни слова, принялась заправлять рубашку в штаны Стерлинга. Только тут до него дошло, что ведь он и правда о своем внешнем виде думал в последнюю очередь. Волосы взлохмачены, рубашка выбивается из-под пиджака и пояса штанов, лицо опухшее. Черт, хорошо, что о нем есть кому подумать.
- Ну вот. Осталось только умыться и ты снова в полном порядке. - пригладив непослушные волосы Александра расческой, бодро отрекомендовала Джессика. Начальник лишь коротко кивнул и уже снова сорвался с места, но опомнился.
- Джесс... Спасибо. - не подходя к столу, лишь обернувшись, улыбнулся одними глазами, извиняясь и благодаря одновременно. Хотелось добавить что-то еще. Что-то значительное, но не обязывающее.
- Алекс. Я знаю. - резко остановив его замешкавшееся молчание. И все, что было однажды ночью, в его кабинете, снова вспомнилось на мгновенье и тут же исчезло. Беги.
И он убежал.
Влил в себя очередную порцию кофе и почти целый час прождал вместе с секьюрити на входе приезда знаменитых гостей. Потом бегал по клубу, выполняя их просьбы, размещал их и чуть ли ни ножки целовал. Черт побери, каким бы крутым ты ни был в своем мире, кумиров миллионов людей придется уважать. Насколько бы наглыми они ни были.
Лишь в два часа ночи Алекс смог вздохнуть более менее спокойно. Звездные личности рассажены по гримеркам, указания розданы, время распланировано. Можно пойти проконтролировать ситуацию в зале. Настроение Стерлинга заметно повысилось и он, изрядно воодушевленный, прошествовал к танцполу, то и дело пожимая по пути руки, раздавая приветливые улыбки и радость по поводу того, что тот или иной человек соизволил придти.
- О, боже! И почему же ты один?! - услышал молодой человек позади себя иронично громкий и удивленный голос друга. Нейтан откровенно стебался. Конечно, ему прекрасно было известно, что этот вопрос сегодня бьет все рекорды по частоте задавания: и не удивительно - Александр Стерлинг, один из самых известных ловеласов города, явился на такое грандиозное мероприятие один.
Алекс в голос рассмеялся и состроил жалобную гримассу.
- Ну хоть ты избавь меня от этого, Нейт.
- Нет, знаешь, ты, между прочим, совершенно правильно поступил, что пришел один. Я искренне завидую тебе в этом плане, чувак. Тут сегодня такое огромное количество сексуальных куколок, что просто зубы сводит. Ну, ты меня понимаешь. Ты посмотри хотя бы вон на ту... - и Барнат указал другу на девушку за барной стойкой, в коротких обтягивающих джинсовых шортиках и ярком розовом топе в звездах. Она выписывала телом забавные движения в такт музыке, подражая ребятам из "Грязных танцев". - Только посмотри, какие ножки под этими шортиками, а как она двигается...
Нейтан продолжал перечислять несомненные достоинства худенькой студенточки, но его слова больше не долетали до Алекса. Все его внимание было теперь сосредоточено в другом месте. Совсем рядом с этой хорошенькой девчушкой, но не на ней. А зря...

Хочешь ли ты пройти посвящение в чизкейковца?

Конечно)

http://s6.uploads.ru/elbYF.png

0

6

видок

http://s7.uploads.ru/t/g4Yua.jpg

Господи, так вот где твои крылья,
Что так привлекли меня средь прочих!
Мы с тобой давно договорились -
Главное читаем между строчек.

Красота твоя не ускользает.
Свет звезды - награда для героя.
На Земле искал одну тебя я.
Просто был с тобою сонастроен.


Такое поразительное сходство и одновременно различие. Атлас. Черный и белый. Как немое черно-белое кино. Белый атлас Её кожи; рук... ног... лица. Черный атлас платья; little black dress. Ноги сами ведут его к Ней. Руки тянутся вперед. Прикоснуться. Ощутить Её; почувствовать; раствориться. Быть на одной волне с Ней; чтобы пульс бился в такт; чтобы сердце выскакивало из груди; чтобы подкашивались ноги и захватывало дыхание; чтобы вишневые губы отпечатались поцелуем на его шее. Чтобы, чтобы, чтобы...
Любовь, как осколок разбитого зеркала, впилась в сердце. Вот так, и секунды хватило. Что-то щелкнуло и все. Ты уже не тот, что был только что. Карьера и работа больше тебя не заботят; да не заботит больше ничто абсолютно. Смотришь вокруг, а там - ни души: ни людей, пьяных, трезвых, глупых, умных, друзей, врагов, никаких; ни голосов; ни шума - ничего. Только в центре зала - Она одна. The Lady in dark. Незнакомка Блока; Лаура Петрарки; Беатриче Данте, Гала Сальвадора Дали... Вот Она, Мадонна, спустившаяся к нему из небытия; другого мира; далекого и туманного; прекрасного и чарующего. Без воен, лжи и глупости. Без мрака, а с вечным светом. Светом, исходящим от таких, как Она.
К каждому мужчине Она приходила разной. К Санти - бледной и светловолосой. К Рафаэлю - полноватой, с легким румянцем. Худенькой и смуглой - к Леонардо да Винчи. А для Бенджамина Она стала Софьей Дримс. Без выделения каких-либо качеств; просто прекрасной. И он готов был положить под ноги своей Мадонне весь земной шар. И остальные шары в придачу, если Ей будет мало. Он целовал бы Ей руки; гладил ее кожу, как фарфоровую вазу; хрупкую-хрупкую; боясь разбить. Он заглядывал бы в бездонные  реки Её карих глаз и тонул бы снова и снова. Погружаясь все глубже в Нее. Он вдыхал бы Её аромат; пьянящий; одурманивающий; и окунался бы в сон; положив голову Ей на живот. И мирно дремал, зная, что ничего в жизни больше не имеет смысла. Что никого кроме них не существует в мире. И мира самого не существует. А они двое - лишь Адам и Ева. Божественные и одинокие. Одинокие и счастливые. Архелюди.

3 сентября. Прошло буквально два месяца, а кажется, что целая жизнь. И в тоже время, я помню всё, как будто это было вчера. Она впервые в тот день перешагнула порог моей аудитории. Я был занят; истерично искал что-то среди кипы своих бумаг. Вдруг заметил, что прошло уже пять минут от лекции, а на меня из зала смотрит несколько десятков глаз. Я слегка улыбнулся и представился. Начал говорить что-то о пользе и красоте литературы, обводя взглядом студентов. И запнулся. Слова повисли где-то в воздухе, оставшись непроизнесенными, потому что моему взору предстала настоящая красота. Я никак не мог отвести от нее глаз. Черное платье; алые губы; светлые волосы, вьются как гиацинт, спадают на плечи; плечи... Карие глаза с ресницами, словно черные бабочки. Будто манят к себе, пальчиком; приковывая взгляд; шепча на ушко, чтобы ты подошел; но только приблизишься и выпорхнут; разольются цветом вокруг; окутают, как туманом. И ты выпорхнешь за ними из невзрачного бытия; а они перенесут тебя в сказку; неведомую, красочную... Господи, Гарнер, остановись!
- В сказках Кэрролла оживали старинные образы, запечатленные в пословицах и поговорках. "Безумен, как мартовский заяц" - эта пословица была записана еще в сборнике 1327 г.; ее использовал Чосер в своих "Кентерберийских рассказах". Мартовский Заяц вместе с Болванщиком, другим патентованным безумцем, правда, уже нового времени, становятся героями "Страны чудес". Характер Чеширского Кота да и самый факт его существования также объясняются старыми пословицами. "Улыбается, словно чеширский кот", - говорили англичане еще в средние века... - Боже мой, когда же эта лекция закончится?! Это невыносимо... Произносить монотонно слова, выученные как молитва; на зубок. Это неприемлемо, неправильно; лекции не должны быть такими... Я же учитель словесности; моя задача - вдохновлять. А что я? Только и делаю, что поглядываю в сторону Софьи и представляю, какие её губы на вкус... О, Мадонна! Эти губы...
Я снова задерживаю взгляд на студентке. Почему она так пронзительно смотрит на меня? Все вокруг спят, играют в телефоны, планшеты, разговаривают; делают свои дела. Но она смотрит. Слушает все, что я говорю. Будь это кто-то другой, я был бы счастлив, но её глаза... Они сводят меня с ума. И так каждый раз; когда она сидит на лекциях; когда я встречаю её в коридорах университета... Из-за этого взгляда каждая лекция становится испытанием. Как же было спокойно и легко, пока она была на больничном. Я безумно скучал. Было невыносимо видеть её место пустым. Но зато ни что не отвлекало меня от предмета моего повествования. И вот она снова вернулась; здоровая, порозовевшая; веселая...
Наконец-то! 13:25. Можно заканчивать. Я наспех продиктовал студентам домашнее задание; разбудил тех, кому и дела нет до английской литературы и собрал свои вещи. Хотелось сбежать. Подальше и навсегда. Хотя необходимости не было - девушка уже покидала аудиторию. Что ж, еще один день остался позади... Но она не ушла; закрыла дверь, отделяя нас от всего остального мира. И снова устремила на меня свои глаза; шоколад с апельсином. Она говорила что-то, но я не до конца понимал что. Мысли мои не могли сосредоточиться на её словах, но я отвечал; совершенно на автомате.
- И я рад. Тебя видеть. Софи... - имя её протянул; как будто смаковал на языке; главное - распробовать. - Хорошо, что ты выздоровела. Мы изучали лирику романтизма на последних лекциях. Поэтому советую тебе обратить внимание на творчество Байрона, Перси Биши Шелли, Джона Китса...
Она остановилась совсем рядом. Руку протянуть через стол и можно ощутить мягкость её кожи. И обвести ладонью контуры тела... Черт, что она говорит? Загадки. Сказки Кэрролла. Как теперь возможно вспомнить, что я рассказывал? Она так близко, что чувствуется аромат её духов. Запах бурлит во мне, как имя композитора, очень известного, забытое случайно, мучительно, или художника, чья картина всегда нравится; два слога; лежать и вспоминать, как смысл жизни.
- Да, знаешь... Я имел ввиду, что Сказки об Алисе считаются одним из лучших примеров литературы в жанре абсурда. Они полны многочисленными лингвистическими, математическими и философскими шутками, каламбурами и аллюзиями, которые скручиваются в запутанный клубок. - надо было что-то отвечать, а я совершенно не знал - что. Когда я смотрю на нее, литература перестает существовать...

0


Вы здесь » London: The Pursuit of Happyness » анкеты; » "-Ты невозможен! -Я бы сказал, что я маловероятен" (с)