London: The Pursuit of Happyness

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » London: The Pursuit of Happyness » анкеты; » Christelle Richardson | 23 y.o


Christelle Richardson | 23 y.o

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

1. Имя персонажа.
Christelle (Christabelle )  Richardson | Кристелль (Кристабелль) Ричардсон
Крис, Белль, Эль, Кристелль
2. Возраст.
18.10 (23)
3. Краткая информация.
Увлечения и навыки:
Хорошо рисует; имеет приятный, но слабоватый голос; на родине обучалась конному спорту. В балете танцевала шесть лет.

Страхи / фобии:
Больше всего боится.. иголок, крючков и тому подобного. Она несколько раз видела, как люди подвешивались за кожу и поднимались над землей.
Боится потери близких, недопонимания.

Общее описание:

Прежде всего, хочется отметить, что эта девушка абсолютно непредсказуема. Никогда не знаешь, чего от нее ожидать. Вроде она жизнерадостна и добра, но в то же время хитра и изворотлива.
Некоторые люди, зная Кристелль, говорят, что она замечательный и услужливый человек. Другие же плюются и говорят, что эта девушка - настоящая хитрая пантера.
Никогда не знаешь, какой она станет для тебя. Она упрямая, вот это уж точно могут сказать все ее знакомые. Можете даже не пытаться ее переубедить, она всегда останется стоять на своем.
Она быстро может влиться в кампанию и, совершенно не стремясь к этому, вызвать расположение у многих.
У нее всего один друг, которым она очень дорожит. Со всеми остальными держиться очень вежливо, может прийти на помощь. Но секреты доверяет только лучшим.
Она пластична, и с детства мечтала стать профессиональной балериной. Ее силе воли могу  позавидовать многие. Мир танцев весьма жесток, но даже с этими проблемами она справляется с улыбкой на лице.
Она достаточно расчетлива. Но не на деньги, так как с ее капиталом, она давно оплатила все свои желания.
К сплетням относится со смехом, никогда не принимает это на себя. Она сама составляет о себе мнение теми, или иными поступками.
Непредсказуемая. Готова всю ночь скакать в ночном клубе, а потом одеть деловой костюм и обсуждать политику.
4. Связь с вами.
428443900
5. Ключ.Вы не можете изменить мир, но вы можете заставить его танцевать
6. Пробный пост.

I love acting. It is so much more real than life. © Wilde, Oscar
Последние время, проведенное без Стефана, было невыносимо. Сердце рвалось на куски от частых рассказов Деймона о том, чем мог заниматься младший Сальваторе. Тебя буквально рвет на куски от противоречивых эмоций, ты все чаще просыпаешься со слезами на глазах. Его звонок в день твоего рождения вывел из коллеи бесконечных дней, сменяющихся календарными числами.

Ты стоишь по среди дороги, на которую быстро вылетает Стефан, хватая брата за ворот рубашки, и прижимая к стене. Он глядит озлобленными глазами в насмешливые глаза братца, который буквально сталкивается лицом к лицу с тем, кого уже не узнает. - Да что с тобой такое? - шипит Стефан, сильнее прижимая Деймона к стене. - Это с тобой что, - отвечает старший Сальваторе, с легкостью скидывая руки Стефана со своих плеч. Он смотрит на него с отвращением, будто не может узнать своего брата, - То убиваешь Энди, то спасаешь мне жизнь. Определись, хороший ты или плохой, - ухмыляется Деймон, неукратимо глядя в глаза Стефана,  который приближает к нему разъяренное лицо.
-Сегодня Елена чуть не попалась, - Стефан шепчет, ткнув пальцем куда - то в сторону, но не замечая, что тень его руки попадает прямо на худенький силует Гилберт, стоящий чуть дальше. Ее темные глаза неотрывно следят за очертаниями лица Стефана, а руки нервно теребят край сумочки, перекинутый через плечо.
-Она никуда не уедет, пока ты не пойдешь на поправку, поверь мне, - Деймон широко распахивает глаза, чувствуя запах перегара и свежей крови, исходившей от брата. Он кивает головой в подтверждение своим словам, будто невербально хочет донести до Стефана смысл своих слов. - Я пробовал, - шепчет он, упираясь лбом в лоб Стефана, мокрый, то ли от пота, то ли от нервов.
Стефан сжимает пальцы в кулак, стукнув им по груди Деймона, а затем, подавшись вперед, хрипит: - Она - ключ ко всему, Клаус не должен знать, что она жива. - он проглатывает ком, застрявший в горле, а затем, с горечью добавляет: - Она должна была умереть, но не умерла. Теперь Клаус не может создавать гибридов, его ведьма вот - вот поймет "почему". - он смотрит прямо в глаза брата, будто пытаясь убедить его в своих словах, а затем, оперевшись рукой о крышу машины, опускает голову, - Елена должна уехать и забыть обо мне.
Деймон смотрит на брата, а тот отходит от него, собираясь развернуться, и пойти обратно в бар,как тут с губ Деймона срывается смешок, коим он награждал каждого, кто пытался ему что - то внушить, а затем кивнул в ту сторону, куда недавно показывал Стефан, - скажи ей сам, - и тут поворачивает голову в сторону Елены, глядя на нее.

-Тебя тут не должно быть, - сказал Стефан, идя навстречу девушке, ради которой был готов умереть сам. Елена склонила голову вбок, подавив дикое желание броситься ему на шею.
Вот она: встречает удар, и даже не опускает глаз, принимает на себя еще одну тяжесть. Ни вскрика, ни рыданий, ни бурного протеста. Только чуть заметно сжалась, будто груз лег на плечи неловко, вкривь, и еще трудней будет его нести. Да и горло перехватило дыхание, это даже не вздох. Не смотря на свою боль, она улыбнулась: как причудливо смешались в ней неведение и высоконравные понятия. Как тут быть, какие найти слова?!
В ее душе бились протеворечивые чувства. С каждой секундой эта встреча превращалась в молчаливую схватку с человеком, что раньше был смыслом жизни. Она не верила, что Стефан мог просто так предать ее, а после той немой сцены, когда он чуть не сказал Клаусу о том, что видел ее в тайном помещении, девушка не могла думать о чем - то другом.
-А где мне быть? - голос предательски дрожал, но Елена героически держалась, все так же твердо державшись на ногах. Ее темные глаза прожигали его на сквозь. В них была любовь. Та любовь, что каждый раз пораждало поступки, из - за которых Гилберт чуть не попадалась в руки Клауса.
Стефан смотрел на нее сверху вниз, и его глаза наполнялись слезами. В ее голове проносилось слайд - шоу с того дня, как она впервые врезалась в него, выходя из мужского туалета. Она была готова вернуть все назад,  чтобы прожить каждый день вновь. Каждый день, что были наполнены болью и страданием. Каждый, но не этот.
Молчание сменилось хриплым голосом Стефана, разорвавшим душу Елены на куски: - Чего ты хочешь? - ее длинные волосы щекотали оголенные плечи, а она, как завороженная, следила за пульсирующей веной, выступившей на его шее. - Деймон не сможет долго отвлекать Клауса.. - начал он, но Елена остановила его, сделав небольшой шаг навстречу, и приподнимаясь на цыпочки.
Дотронувшись пальцами до его щеки, девушка провела ими по всему лицу, чувствуя, как ее маленький мир вновь обретал смысл. Она чувствовала надежду на то, что она сможет вернуть его. Сможет заставить вернуться. Маленькая Елена так же верила в то, что поможет ему поменяться, как когда - то это сделала Лекси. Любовь творит чудеса, подумала Елена, заглядывая в его бездонные глаза, которые были наполнены слезами.
-Вернись домой, - она сказала это твердым голосом, в котором не осталось прежней дрожи, а лишь мягкая решительность, с которой никто не пытался спорить. Он отстранился от нее, но не убрал руки от своего лица. Он смотрел в ее глаза, такие мягкие, но такие твердые в своей темно - коричневой радужке, которая ему напоминала полную луну, залитую темной краской.
Тебя медленно разрывает на куски. На куски, что принадлежат Вселенной, а твоя вселенная - в нем. В его ореховых глазах, что смотрят с животным желанием обладать, но в них так же присутствует твердая решительность, с которой не поспоришь. Ты теряешься в несказанных словах, забывая, что посвящала ему каждую ночь. Для тебя его глаза дороже тысячи ярких звезд, созвездий и огней. Ты не можешь сказать не слова, когда он отдаляется от тебя, и смотрит потухшим взглядом. Ты пытаешься спасти, но он не принимает помощи.
Елены громко вздохнула, притягивая его лицо к себе, и упираясь лбом о его. Медленно, но верно, она делает несколько маленьких шажков навстречу, дабы поставить острый подбородок на его плечо, и обнять. Обнять. Этого так не хватало девушке, у которой отняли всякую надежду на счастье.
Какие у него глаза, в чем же секрет? Вообще - то, ей не нравятся карие глаза, слишком прозрачные, но, глядя в глаза Стефана, она готова голову на отсечение дать, что они отличаются всеми оттенками коричневого: шоколадным, и песочным, и, даже чуть заметно, - смуглой желтизной. И они мягко светятся, словно драгоценные камни, в оправе длинных, загнутых ресниц, таких блестящих, точно их обмыли золотом.
Стефан смотрит в одну точку, не в силах отстраниться. Запах ее кожи манит, но он делает над собой усилие, чтобы подольше оставаться в объятиях Гилберт. Он закрывает глаза, чувствуя, что сквозь замкнутые веки бежит одинокая слеза, быстро падая на ее плечо.
Елена, думая, что пришел момент, незаметно достает из сумочки шприц, накачанный вербеной, и замахивается, дабы ввести лекарство в тело парня, как тут он резко перемещается, хватая ее за тонкое запястье и представив его на уровне ее глаз. Гилберт открывает рот, издавая несколько сдавленных звуков, а затем испуганными глазами смотрит на Стефана, который похож на разъяренное животное.
-Как тебе еще объяснить? - шипит он, выворачивая ее руку. Пальцы инстинктивно разжимаются, и шприц падает на асфальт, сопровождаясь характерным звуком.
И она ощутила в нем какую - то перемену, что - то новое в руке, зажавшей ее запястье. Пальцы держали равнодушно, точно пять замков. Не было прежней теплоты. Не приятно было ощущать его рядом с собой, такого зажатого в себе, разъеренного
На коже Стефана выступают прожилки, и Елена лишь охнула, когда он говорил ей, дыша в губы. - Я не хочу возвращаться, - говорит он, а затем, резко отталкивая девушку от себя, заканчивает, - домой.
Стараясь совладать с испугом, девушка продолжает, говоря тихим и спокойным голосом. Рука ее, помимо воли, что - то вырисовывает, - Я понимаю, ты хочешь защитить меня, но я не смирюсь, - Стефан оглядывается назад, осторожно следя за тем, чтобы Клаус не показался на выходе из бара, - Пойдем со мной, Стефан. Пожалуйста.
В душе, она никогда не считала свое отношение к Стефану юношеской влюбленностью, а называла просто любовью. Чувствует она то же самое, что какая - нибудь героиня Скарлетт по отношению к своему Батлеру на последних страницах. И правда, очень несправедливо, что такая преграда, как его чувство собственного достоинства стоит перед ними, такая искусственная преграда. И сейчас она грезила наяву о том, как было чудесно просыпаться вместе с ним. Мысль о его близости волновала ее, и она судорожно облизывала губы, опустив глаза вниз.
-Что будет, если я пойду? Как раньше уже не будет, - кричит Стефан, безнадежно смотря в эти, до боли знакомые, глаза. Ему хочется толкнуть ее, но он удерживается, надеясь, что Елена сможет забыть о его существовании. Девушка шепчет "я знаю", на что Стефан лишь отвечает, - Я сомневаюсь, - он нервно ходит туда сюда, все еще оставаясь в близости с Еленой, но уже смотря куда - то вниз, - Я разбрасал трупы от Флориды до Тенесси, и все они - невинные люди.
С словах Елены полно горечи, и комок, сдавливающий горло, кажется, что вот - вот задушит. Но, помимо воли, девушка приподнимает брови, открывая перед ним то, что прочитала в дневнике, - Лекси уже находила тебя таким. В двадцатые. Она спасла тебя.
Он качает головой, словно маленький ребенок, которого не понимают родители, - А ты знаешь, что было раньше? Я тридцать лет учился сдерживать себя, - он наклоняется, чтобы быть на одном уровне с ней, и смотрит ей прямо в глаза, - Для вампира это - не срок, а для тебя? - он усмехается, и в этой усмешке чувствуется невысказанная горечь, которую Сальваторе так давно держит в себе. - Половина жизни.
-Я не могу тебя забыть, Стефан, - говорит Елена, не понимая, к чему ведут эти пути, на которых они находятся. Ее маленькое сердечко бьется так, что слышно, кажется, и на соседнем улице. Руки сковала мелкая дрожь, а по телу ползут мурашки.
-Можешь, - говорит он, делая еще два шага назад, а затем, уже в пол оборота, бросает, - Все кончено. - он хотел было обернуться, но тут резко возвращается к Елене, которая не может сделать и шага, и продолжает, - Эта часть моей жизни.. кончена. - он старается говорить как можно более твердо, слова вылетают из его рта с трудом, но он подавляет жалкие попытки вернуться к былому, - Я не хочу тебя видеть, я не хочу быть с тобой.
Он выпрямляется во весь рост, теперь уже смотря на нее сверху вниз, - Я хочу чтобы ты уехала. - он стоит, приоткрыв рот, и глядя куда - то сквозь Елену.

Она молча стояла, молча глядя вслед Стефану, который уже скрылся за поворотом. Ее тело оцепенело, а в глазах набухали кристалики слез, медленно скатывающиеся по пухлым щекам. Она еле заметно помотала головой, точно, не хотела верить в то, что теперь их пути разошлись и она больше никогда его не увидит. Лицо ее, совсем маленькое, совсем белое, словно блестело, точно у мертвой, расширенные зрачки потускнели.

Она нервно теребила кулон, висевший на ее шее, когда в машину сел Деймон. Он казался свеженьким, точно, не встречался с Клаусом, но на удивление тихим. Елена смотрела сквозь стекло на опавшие листья, коими был застлан асфальт, но не поворачивала головы на Сальваторе. Стефан закрыл дверь машины, взявшись обеими руками за руль, так, что костяшки его пальцев побелели.
-Ты в порядке? - он спросил это, когда сделал над собой усилие, и повернул голову ей навстречу.
Елена медленно покачала головой, а затем решительно сказала, - Поехали.

+1

2

Принята, конечно!
Добро пожаловать, приятной игры)

0


Вы здесь » London: The Pursuit of Happyness » анкеты; » Christelle Richardson | 23 y.o