London: The Pursuit of Happyness

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » London: The Pursuit of Happyness » анкеты; » Lalita Wilson|Лалита Уилсон


Lalita Wilson|Лалита Уилсон

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

1.Имя, фамилия персонажа.
Lalita Wilson/Лалита Уилсон
2.Возраст.
09.05.1986 год. 25 лет.
3.Характер.
Положительные черты: прямолинейна, креативна, ч/ю местами присутствует...
Отрицательные черты: ... а местами отсутствует.
Интересы: журналистика и все остальное.
Привычки: приходить везде на полчаса раньше и топтаться у дверей в полном одиночестве, ездить в общественном транспорте без билета, бегать по утрам.
Страхи: боязнь высоты
Общее описание: вы когда-нибудь видели акробата в цирке? Гибкий, гуттаперчевый, он перелетает с места на место, едва успевая хвататься за тоненькую, почти невидимую человеческому глазу, перекладину. Или как лихо он шагает по натянутой проволоке, балансируя при помощи раскинутых в разные стороны рук. Но вот он покачнулся, сделал неверный шаг, оступился или нить оказалась не такой уж прочной, он срывается вниз и летит несколько самых страшных мгновений в его жизни, прежде чем в последнюю секунду успевает схватиться руками за проволоку...зал замирает от смеси ужаса, восторга и какого-то внутреннего трепета. Кажется еще немного и акробат упадет туда, на манеж, откуда, под беспечные завывания толпы его унесут прочь, похожего на сломанную куклу. Но нет...циркач замирает, подтягивается на сильных руках и вновь оказывается наверху. Осторожно находит под ногами опору и, переведя дух, улыбаясь зрителям, снова идет дальше, возможно чтобы на следующем шаге оступиться вновь, но на этот раз уже не подняться...
  Лалита с детства чувствует себя этим акробатом. Авантюристка по жизни, она с первых дней балансирует на грани. Для нее не существует правил и границ, кроме тех, которые она ставит себе сама. Она не терпит, когда кто-то пытается вбить ее в рамки, подогнать под какие-то общепринятые мерки. Принципиальная и крайне упрямая. Она не любит, когда ей отказывают, но легко умеет отказывать сама. Жуткая собственница. Но не в материальном плане, а, скорее в духовном. Никогда не лжет, но умеет тщательно скрывать правду. Эгоистка? О, да...еще какая...Не помнит зла, но тщательно его записывает, потом отомстит и забудет=)Любит животных, считая, что с ними договориться проще, чем с людьми. 
4.Внешность.
• рост/вес: 173 см./ 56 кг.
• цвет глаз, волос: карий/черные
• особые приметы: небольшой шрам на правом локте - следствие неудачной встречи с асфальтом во время падения. Родинка на...плече.
• общее описание:
Эта девушка, как оконная занавеска...узор миленький, но мира уже не увидишь...(с)
Меньше всего на свете Лалита задумывается о своей внешности. И не то что бы ей совершенно наплевать, как она выглядит и что на ней надето, но уж точно - придавать этому особое значение - Боже упаси! В мире есть столько других, куда более занимательных вещей.
Она не любит платья, предпочитая им удобные джинсы и футболку. Но со временем, необходимость появляться не только в местах большого скопления трупов, но и на светских вечеринках, приучила ее носить длинные юбки, облегающие блузы и даже высокие каблуки. Правда последние до сих пор вызывают у девушки приступы паники. Но она, со своей детской непосредственностью, может, даже свалившись с них посредине банкетного зала, громко заявить хозяину тусовки: "Какие у вас тут полы неровные" - и свести свою оплошность к нулю.
Вообще, Лали никогда не считала себя красоткой. Может быть потому что в приюте об этом было не принято думать. Тем больше вызывало ее удивление, то, какими взглядами ее провожают мужчины.
Конечно, семь лет проживания в Лондоне не могли не оставить свой отпечаток. По правилам этого города приходится играть, как ни крути, и Лалите пришлось досконально пересмотреть большую часть своего гардероба и начать раз в неделю посещать салон красоты, но в глубине души, она по-прежнему все та девушка-подросток, в растянутых штанах и замызганной футболке, какой она вышла из Ловуда. И это ощущение не замазать никаким тональным кремом...
Внешность: Mila Kunis.
5.Биография

И Бог создал женщину...Существо получилось злобное, но забавное... (с)

Вы помните тот дождливый октябрьский день двадцать пять лет назад? Ну как же? Тогда еще захромала лошадь старика Смита, развозившего почту по окрестности, чтобы хоть как-то заработать себе на выпивку. А на Аддисон - роуд умопомрачительно пахло свежей выпечкой и парным козьим молоком. И вся страна готовилась к празднованию кануна Дня Всех Святых. Не помните? Вот и она не помнит, а ведь именно тогда Лали в первый раз увидела свою мать. И в последний, поскольку, когда грязный, пищащий на всевозможные лады, сверток подобрали сестры милосердия Ловудского приюта, ни одной живой души, не считая двух облезлых собак, лениво лежавших у дороги, в округе не было. Малышку принесли под промозглые своды здания и положили в небольшой деревянный ящик, обитый изнутри войлоком и обложенный драными лоскутами старых тряпок, рядом с пятью еще, такими же барахтающимися, комками. Так началась ее самостоятельная жизнь...
Приют был поистине отличным местом...по сравнению с улицей. На серых, выцветших от времени и Бог знает когда в последний раз стиранных, простынях спалось куда слаще, чем на каменных плитах под мостом через Темзу. И не важно, что вместо подушек приходилось использовать собственную ладонь, а вместо одеял, теснее жаться к трем "подругам по несчастью", спавшим рядом. Прочерствевшие куски хлеба, которыми детей кормили на завтрак, обед и ужин, были гораздо вкуснее сырых костей, отобранных у цепных собак во дворах больших особняков. А ледяная вода, которой их заставляли умываться, была не в пример чище любой реки или лужи, появившейся после дождя. А еще их учили...правда чаще всего образование проходило под аккомпанемент страшной ругани старшей сестры, свист палок и всхлипывания наказанных ребят, но это были лишь незначительные неудобства, которые никак не отражались на качестве обучения...
И все же Лалита считала себя счастливой. Когда летом, воспользовавшись часовым перерывом, она с парой верных товарищей перелезала через невысокую ограду приюта и неслась по освещенным жарким солнцем дорожкам, радостно смеясь и повизгивая от удовольствия - она была счастлива. Когда яблоня в соседнем саду плодоносила и ветки, отягощенные спелыми плодами опускались совсем низко, что их можно было сорвать со своего двора, а потом сочно хрустеть яблоком, впиваясь зубами в его крепкие бока и разбрызгивая ароматный сок - она была счастлива. Когда собака, которую дети уже давно подкармливали и которая однажды, к великому горю всей детворы, сильно заболела, растолстела и почти не поднималась со своего места под старым деревянным навесом, вдруг родила четырех абсолютно здоровых щенков - она была счастлива. Когда старьевщик, бродивший по домам собирая разный ненужный хлам, сжаливался над босоногой ребятнёй и отдавал им из своих запасов пару потрепанных книг с приключенческими рассказами - она была счастлива. Даже когда полуслепая старушка, писавшая в метрике ее имя, вместо Лолиты вывела неровным старческим почерком - Лалита - она была счастлива. Ведь Лолит у них в приюте было целых десять, а Лалита - она одна.
Расставание с Ловудом было тяжелым. Никто не знал, чем обернется его жизнь дальше, куда уведет его узенькая дорожка от главных ворот, ставшая настолько родной за эти восемнадцать лет, что можно было пройти по ней с закрытыми глазами, безошибочно угадывая какой кустик или камень сейчас рядом. Весь мир был нараспашку. Грубый, дерзкий, коварный и безжалостный мир...Те, кого раньше так надежно укрывали за собой каменные стены приюта, в один миг оказались предоставлены сами себе. Им пришлось вступить в схватку с жестокой реальностью. И не многие вышли из нее победителями...
Лалите не везло с самого начала. Очутившись в Лондоне, девушка в унынии бродила по широким, заасфальтированным улицам, испуганно шарахаясь от автомобилей и изумленно рассматривая высотные здания. Комнату, на те несколько жалких фунтов, выданных ей в приюте в качестве "выходного пособия", снять было нереально. Оставалось либо ночевать под мостом, соседствуя с местными бомжами, либо немедленно убираться отсюда подобру - поздорову. Но Лали, которая уже успела вдохнуть в легкие едкий городской смог, рассмотреть свою худенькую фигурку в стеклянных витринах дорогих магазинов, покормить голубей в центральном парке и показать язык водителю в машине, перед носом которого она так резво перебежала дорогу, не устраивал ни один из предложенных вариантов...

Ничто так не ограничивает действия, как фраза: "Делай что хочешь!"....(с)

Вы когда нибудь пытались устроиться на ночь в продуваемом насквозь всеми возможными ветрами, приносившими с собой что угодно - пряные ароматы опавшей листвы, легкий дымок чьей-то не потушенной сигареты или сладковатый запах корицы из соседнего кондитерского магазина, но только не столь долгожданное тепло, сквере, свернувшись калачиком на жесткой скамейке и всеми силами стараясь слиться с антуражем? И не пытайтесь. Ничем хорошим это времяпрепровождение не закончится никогда. В особенности, если Вы - молодая девушка, имеющая из документов при себе метрику, написанную корявым почерком и справку об окончании Ловудского учебного заведения, класса "приют", с отличием.
И уж совершенно не понятно, что лучше - не проснуться совсем, закоченев от, не по-летнему холодного ночного воздуха, или героически погибнув от рук местной шпаны, оценившей твою жизнь в пару пачек сигарет, купленных на те самые, жалкие фунты, лежавшие у тебя в кармане или проснуться, сонно разглядывая нависшую над тобой, тучную фигуру мужчины в полицейской форме, умудряющегося в одной руке держать твою метрику, правда почему- то вверх ногами, а в другой огромный пончик, политый шоколадной глазурью, и не переставая что-то постоянно жевать, даже во время разговора с тобой, который, впрочем, был не слишком долгий...
Так, второй день пребывания в Лондоне, начался для Лалиты знакомством с местной "фауной", в лице трех ночных бабочек (одна из которых, как позже выяснилось, принадлежала к подвиду мотыльков), карманного воришки и парочки клошаров из-под того самого моста через Темзу. А закончился встречей с миловидным журналистом, которого, словно домик Элли в страну жевунов*, каким то ураганом занесло в полицейский участок и обрушило на голову ничего не понимающего полицейского, который сначала сбивчиво отвечал на расспросы парня с фотоаппаратом, а потом и вовсе обреченно махнул рукой в сторону камеры, где сидела Лалита и прочие, в ожидании расправы. Представителю прессы, если так можно назвать газету, выпускавшуюся тиражом в несколько сотен экземпляров и имевшую настолько незамысловатое название, что оно затерялось в веках, не оставив о себе никакого упоминания, срочно нужна была девушка, которая отправилась бы с ним в местный притон "для прикрытия", и он не придумал ничего лучшего, как обратиться в ближайший участок, с просьбой выбрать себе одну из "ночных бабочек" для столь ответственного мероприятия. И хоть Лалита (а выбор журналиста пал именно на нее), доходчиво объяснила, что никакого отношения к "чешуекрылым" не имеет, парень, радостно покивав, подхватил девушку под белы рученьки и буквально выволок за собой из полицейского участка...
Вы можете себе предположить, что случается с человеком, на глазах которого происходит жестокое убийство? А если он еще и фактически единственный свидетель? Ну не считать же свидетелем того парня с фотоаппаратом, который забился во время сего светопредставления в уголок и дрожал там, как осиновый лист, до тех пор, пока его чуть ли не силой вытащили оттуда и долго потом отпаивали горячительными напитками, в надежде на более или менее связную речь? Вы думаете его вряд ли оставляют в живых? Возможно...Но иногда судьба выкидывает куда более замысловатый фортель...

Жизнь хитра! Когда у меня на руках все карты - она внезапно решает играть в шахматы…(с)

Она снова стоит во дворе невысокого, пятиэтажного здания с обшарпанными стенами, где на третьем этаже притаилась ее маленькая, сначала снятая, а потом и выкупленная на деньги от гонораров за написанные ей статьи, квартирка. И пусть последний год она привыкла жить в огромном особняке, спать на шелковых простынях и ездить с личным водителем, зато здесь она чувствует себя по-настоящему свободной и независимой. И плевать ей на то что думает остальной мир...
О бурном романе Лалиты с главным редактором крупной Лондонской газеты, название которой слишком известно, чтобы его называть, знал весь город. Точно так же, как он узнал и об их, не менее грандиозном разрыве, с последующим, весьма театрально-поставленным выбросом ее вещей на проезжую часть...А она? Она даже не обернулась, уходя...
С той поры, когда худенькая, вечно голодная провинциалка впервые взяла в руки ручку и листок бумаги, чтобы написать свою самую первую статью, именуемую тогда - показания - прошло семь лет. Никто уже и не вспомнит, какой она была тогда. Да и сама Лалита постаралась вычеркнуть из памяти и Ловуд, и того парня-журналиста, из-за неразговорчивости которого, ее писанину опубликовали и выпустили в свет, и еще десятка два человек, которые попадались ей на тернистом и извилистом пути наверх. А там, на Олимпе, ее уже ждали... Дорогие наряды, роскошные рестораны, ухоженные мужчины...все то, чего она так желала и так ненавидела одновременно, все то, из чего по кирпичику строилась ее карьера, подсовывая девушке все новые интересные факты из жизни "сильнейших мира сего". Те факты, которые она никогда не боялась выложить, дурно пахнущей кучкой, на страницы своей очередной заметки. За это ее любили и ненавидели, ей восхищались и презирали, отпускали в ее адрес самые изысканные комплименты и страшные проклятия. А она только улыбалась в ответ и беззастенчиво вонзала нож в спину тем, кто этого заслуживал...И она уже знала, кто станет ее следующей жертвой...
* А.М. Волков "Волшебник Изумрудного Города"
6.Связь с вами
433126375
7.Пробный пост.

Свернутый текст

Ужасное утро. Ужасная погода. Ужасный дождь. Ужасная юбка вон на той девушке...
Хотя про юбку она конечно загнула. Фасончик ничего себе так. Миленький. И цвет приятный - детской неожиданности. Ну вот...она опять начала. И вообще - чего все вокруг такие веселые ходят? Гранату бы сюда. А то лица у сидящих людей такие, словно они не в больницу пришли, а в дом культуры и отдыха, на новогодний утренник. И чего сюда народ толпами валит? Ну да, половина даже самых безнадежных пациентов здесь вылечивается и больше никогда не вспоминает о своей болезни, но ведь другая половина мрет, часто от самой невинной заразы. Ну по крайней мере такой информацией снабдил журналистку один весьма проверенный источник. И вот она торчит в этой приемной уже битый час, сначала дожидаясь когда высохнет одежда. Этот чертов дождь кажется не собирается прекращаться. Потом, разглядывая всех, кто проходит мимо, потому как сидящие рядом люди надоели уже до зубовного скрежета. Вот только те кабинеты, куда они ждут своей очереди - Лалиту мало интересуют. Зато вон та дверка, с милым номерком 313, вполне подойдет для визита пациентки. Народу там никого...
Журналистка с грохотом распахивает дверь, слишком поздно понимая, что забыла посмотреть специальность врача, которому сейчас будет жаловаться на жизнь. Вдруг она скажет, что у нее болит зуб, а это окулист? Черт, как всегда...
- Доктор, я умираю - с порога начала она, радуя взор седовласого мужчины в белой шапочке, цветущим видом, который явно слабо подходил под эпитет "умирающая".
- Здравствуйте, милочка.- мужчина посмотрел на нее поверх очков и как-то невесело усмехнулся. - Так что же у Вас болит? - спокойный голос выдавал если и не полное равнодушие к умирающей пациентке, то по крайней мере железную выдержку.
- У меня болит все - Лалита с гордым видом уселась на стул и закинула ногу на ногу. И пусть только попробует с ней поспорить. И только Вы можете мне помочь, я знаю. - она мельком пробежалась взглядом по кабинету и, обнаружив то, что искала, заерзала в нетерпении.
- Кхм. Милочка, вообще-то я мужской врач - эскулап перешел на тон каким разговаривают с маленькими детьми, когда уговаривают их не есть конфеты до обеда.
Вот черт! - выругалась про себя Лали и тут же сменила причину своего визита. - Помогите, доктор. Мой муж очень плох.... И только Вы можете ему помочь. - бред!!бред!!!бред!!!
- Вы только что говорили, что умираете Вы, а не Ваш муж. - до чего въедливый старикашка. А то она не помнит что говорила. 
- А мы с ним вместе умираем. У нас это...семейное. Он..- на ее счастье большой старинный телефон, на столе у Айболита, издал протяжный звон и врач поспешил схватить трубку.
- Слушаю. Да, да. Конечно. Без меня не начинайте. Бегу. - старикан бросил на Лалиту такой взгляд, что ей почему-то сразу расхотелось умирать. Жаль отступать не в ее принципах. - девушка. Мне сейчас надо уйти. Срочный вызов. Может быть Вы зайдете потом. Кхм...вместе с мужем?
- Доктор!!! он уже не может ходить. Вы идите, я Вас дождусь...Только Вы можете..
- Ладно, ладно. Сидите сколько Вам влезет. - эскулап махнул рукой и больше ничего не говоря, скрылся за дверью. Вот только сидеть Лалита была не намерена. Она тенью метнулась к вешалке и спустя пару минут, кабинет №313 покинула женщина в белом халате, застегнутом на все пуговицы, такой же белой шапочке на голове и круглых, старомодных очках на носу. В таком виде Лалку даже родная мать бы не узнала. Хотя родная мать ее в любом виде бы не узнала, но сейчас не об этом.
Девушка неторопливо подошла к кабинету с весьма ярко выделенной надписью, написанной тушью на белом листе бумаги - "Посторонним вход воспрещен". Здраво рассудив, что она ну никак не может быть посторонней, Лалита приоткрыла дверь и, убедившись, что в комнате пусто, ужом юркнула вовнутрь. Техническая сторона вопроса была улажена. Оставалась самая интересная часть - поиск документов. Этим она и занялась, торопливо перебирая папочки на столе.
Тяжелые шаги за спиной она услышала сразу, жаль обернуться не успела. Что-то тяжелое со всей силы ударило ее по голове и все вокруг погрузилось в темноту.|Пробный пост

8. Ключ.
Верно.
9.1 ссылка на нашу рекламу.
http://36degrees.rusff.ru/viewtopic.php … p=17#p3724

+1

2

Шикарная анкета :surprise:

Приняты, конечно.
Добро пожаловать, приятной игры.

0


Вы здесь » London: The Pursuit of Happyness » анкеты; » Lalita Wilson|Лалита Уилсон